История создания полков нового строя

Время чтения: ~7 минут Автор: Елена Павлова 413
Создание полков нового строя

Полки нового строя (пнс) являлись воинскими подразделениями, формирование которых происходило в XVII столетии в России. На службу в то время отбирались солдаты из казаков, служивых, иностранцев, «охочих» вольных людей и прочих наемников.

Позднее в их число стали входить даточные люди по образцу (обучению, организации), состоявших ранее в армиях стран Западной Европы. Пнс в войске Русского государства считались выборными (отборными) частями разрядных полков. В процессе петровских реформ эти подразделения стали базой для зарождения регулярной русской армии.

В работах военных русских историков (Гудим-Левковича, Мышлаевского и т.д.) новые полки, создаваемые в XVII столетии, упоминаются как «полки иноземного строя», тогда как советские (Чернов и др.) называют их не иначе как «полки нового строя».

При этом глубокое рассмотрение исторических документов свидетельствует, что данные термины были предложены самими авторами, и во время формирования описываемых подразделений, то есть в XVII столетии не использовались.

Первый опыт организации

История создания полков нового строя берет свое начало во времена войны России с Польшей, когда великой державе катастрофически не хватало ни солдат, ни командиров. В начале описываемого столетия для противостояния польской армии нанимались солдаты, а также целые войска со всех стран Западной Европы, но ожидаемой помощи от них не было.

К примеру, в Тверской битве, произошедшей 11 июля 1609 года, при нападении польско-литовских гусар немецкая и французская конница пустились в бегство, тогда как расположенная на центральных позициях шведская и немецкая пехота смогла без особых затруднений отбить вражескую атаку.

Самая первая попытка организации в русской армии частей, обучение которых проводилось согласно европейскому военному образцу, была предпринята М.В. Скопиным-Шуйским. По его приказу летом 1609 офицер шведской армии Кристер Сомме в Новгороде обучал военно-полевым навыкам русское войско, включающее восемнадцать тысяч солдат.

Преимущественно это были крестьяне-ополченцы. Они овладевали умениями маневрировать в плотном строю, учились применять пики, огнестрельное оружие, возводить полевые укрепления и т.д. Именно данная армия в тесном сотрудничестве с подразделениями шведского корпуса под командованием Я. П. Делагарди, сумела разбить «тушинские» войска, тем самым ликвидировав осаду столицы.

Позднее вследствие безграмотного командования воеводы Д. И. Шуйского, брата царя В. Шуйского, при Клушинском сражении в 1610 году большинство солдат погибло. Немного спустя М. Скопина-Шуйского отравили, а оставшиеся бойцы были распущены по домам.

Вторая организация

Спустя 20 лет, перед началом следующей войны с Речью Посполитой русским войскам вновь пришлось обратиться к опыту военного обучения, используемого в Европе. Постепенно и неизбежно приближался конец Деулинского перемирия, который истекал в 1633 году, и правительство России никак не хотело соглашаться с грядущей потерей черниговских, смоленских и новгород-северских земель.

Именно потому, подготавливаясь к противостоянию, пыталось к этой дате, во что бы то ни стало укрепить свою армию, и максимально усилить артиллерию. Главной целью планируемой атаки стал Смоленск, который являлся первоклассной крепостью.

Безусловно, захватить его и другие утраченные ранее города, а после удержать их, было нереально без мощной польской армии, обладающей на тот момент наилучшей кавалерией в Европе, и весьма неплохой пехотой. Последняя тоже состояла из наемных войск, причем большинство из них были немецкими.

К концу 20-х годов XVII столетия правительству удалось вернуть прежнюю военную систему, однако, опыт русских бойцов все равно был недостаточным, поэтому командование сомневалось в боеспособности своих войск.

Преобразования в армии

В 1630 году из почти ста тысяч солдат, числившихся на службе, только примерно двадцать тысяч могло участвовать в полевых походах, тогда как остальные – всего лишь выполнять свои обязанности в пределах города.

Учитывая данные пробелы, в качестве ударных сил было решено обучить несколько подразделений на западный манер. В проведении подготовки пнс России воспользовалась помощью Голландии и Швеции. В указанные страны для приобретения крупных партий оружия, набора солдат и офицеров были направлены полковники Г. ван Дамм и А. Лесли, служившие в русской армии.

В апреле того же года в Новгород, Кострому, Вологду, Ярославль, Углич и еще некоторые населенные пункты были отправлены грамоты о вербовке беспоместных детей боярских для несения службы. Им наказывалось быть в Москве, где проходило «ратное наученье» у полковников-иноземцев.

При этом «писать в службу» тех, «за кем поместья есть», воспрещалось. Каждому юноше, зачисленному в войско, полагалось жалованье по 5 рублей в год, и кормовые деньги по алтыну в день. Сверх того, всем служивым бесплатно выдавалась казенная пищаль, свинец и порох. В результате были сформированы два полка, насчитывающие по 1600 солдат в каждом. Так указанная грамота стала начальным этапом создания и дальнейшего комплектования пнс.

Исходя из содержания грамоты, правительство планировало создавать пнс исключительно из детей боярских, не имевших ввиду низкого материального положения возможности нести службу.

Однако последние не проявляли особого интереса к сформированной по новым правилам дворянской пехоте. Поэтому позже было разрешено набирать в войско детей стрелецких, казаков, «охочих вольных людей», благодаря чему удалось собрать почти три с половиной тысячи бойцов.

В начале 1632 года количество солдатских пнс с двух возросло до шести. В середине года из дворян и детей боярских был сформирован рейтарский полк, и к декабрю число рядовых рейтар достигло 1721.

Также в состав полка вошла параллельно укомплектованная рота драгунов, в результате чего количество бойцов на тот момент равнялось 2400.

В 1633 году пнс отправились на войну, а незадолго был укомплектован отдельный драгунский полк, включающий 1600 бойцов, который, в свою очередь, делился на двенадцать рот. Созданные по новому образцу войсковые части вошли в состав войск, принимающих участие в атаке на Смоленск под командованием М. Б. Шеина, но захватить поставленную цель не удалось.

С перемещением к местам военных действий польской армии, ситуация для русских полков стала неблагоприятной, так как обе стороны были обучены и вооружены согласно европейских стандартов. При этом преимущество было на стороне Польши, поскольку ее армия незадолго была реорганизована.

К окончанию Смоленской войны уже насчитывалось 10 пнс, составивших довольно внушительную армию. Она включала в свою структуру около 17 тысяч человек, что практически равнялось численности русской полевой армии, имеющейся на конец 1620 годов.

После завершения Смоленской войны пнс пришлось распустить, так как их содержание было непозволительной роскошью для страны. Эти войска, подготовленные по европейским военным меркам, идентифицировались как полурегулярные подразделения, то есть в основном как наемные, используемые в период войны, и соответственно распускаемые по ее завершении.

Офицерский состав и солдаты из расформированных пнс, планирующие вернуться в Европу, после получения полагающегося жалования покинули страну через Новгород и Архангельск. Оставшаяся в России из них некоторая часть позже стала базой для развертывания воинских подразделений в 1638 году, а также при создании Белгородской черты.

Полки нового строя в России
Воины пнс в России

Более поздние попытки

Вербовка бойцов для формирования новых пнс завершилась к осени 1638 года. Всего на одной границе удалось сосредоточить около 5 тысяч драгун и немного больше 8,5 тысячи солдат. Продолжительность их службы не была долгой, что обуславливалось сезонностью пограничной охраны.

Поэтому 1 ноября все бойцы (драгуны и солдаты) распустились по домам и соответственно утратили свое жалованье. Числящееся за ними оружие, коней и «прочую ратную сбрую» по распоряжению командования надлежало сдать «дозорщикам» в Туле.

Пнс во время русско-польской войны 1654-1667 гг. являлись основой существовавшей на тот момент армии. Из даточных людей формировались драгунские и солдатские подразделения на пожизненную службу.

Такая повинность носила характер общегосударственной: изначально служивого брали со ста, а позже с 20-25 дворов. Каждый месяц и год им предоставлялось денежное или хлебное жалование, что иногда заменялось наделом из одного или двух десятков четвертей.

Комплектация рейтарских полков осуществлялась за счет не одних даточных, но также из отпрысков боярских и дворян (мелко- и беспоместных), которым полагалось за службу денежное жалование, иногда и поместья.

В процессе войны из рейтарских структур ярко отличались конные копейщики, именуемые гусарами. В дороге они полностью себя обеспечивали. Оружие гусарам продавалось, и лишь иногда выдавалось из казны безвозмездно.

В мирное время большая часть данных подразделений распускалась на неопределенное время. В середине столетия свыше двух третей командования пнс были офицеры иностранного происхождения, но все они беспрекословно подчинялись русскому воеводе.

Армия РФ

Читайте также:

Войсковые переформирования

По мере создания и укомплектования полков нередко происходили различные изменения. К примеру, в 1658 году князь Г. Г. Ромодановский, будучи Белгородским воеводой, получил царский указ, в котором Алексей Михайлович повелевал «быть драгунам Аристова полка в рейтарском строе».

Переведенным драгунам полагалось жалованье, аналогичное рейтарам, а вновь сформированная рейтарская шквадрона была включена в структуру Большого полка. Несколько ранее в 1650-х, русская армия после столкновения с отлично подготовленными шведскими рейтарами, в изрядной степени подверглась переменам.

Дворянские сотни перевели в рейтарский строй. Наиболее полезен стал шведский опыт из-за значительной схожести боевых характеристик конниц обеих стран: «меринки» русских солдат, как и лошади шведов, во многом уступали чистокровным коням польских гусар.

Но при этом государство могло себе позволить в достаточной степени выдать рейтарам огнестрельное оружие, а их подразделения снабдить отменно обученным офицерским составом. Укомплектованные по новому образцу рейтары выгодно выделялись навыками и снаряжением, что не могло не привлекать к ним внимание иноземцев.

К примеру, в 1660 году о них отмечал польский хронист В. Коховский: «Конница щеголяла блестящим вооружением и большим количеством чистопородных лошадей. Ратные люди идеально выполняли все движения, четко соблюдая ряды, соизмеряя повороты и длину шага. Они представляли захватывающее зрелище…»

В 1681 году уже насчитывалось 33 солдатских полков и 25 рейтарских, а также драгунских, общее количество солдат, в которых составляла почти сто тысяч человек. К концу XVII столетия они заняли больше половины войск, вследствие чего и вначале XVIII стали базой для создания в России армии на регулярной основе.

Видео по теме

  • Embedded thumbnail
Добавить комментарий